Не заведут ли нас зеленые в «желтый дом»?

Есть две противоположные позиции по поводу того, как нам быть с так называемым «радикальным зоозащитным движением», или, как еще говорят, с феноменом «анти».

Первое — это позиция замалчивания, пусть, мол, себе ерепенятся, все равно толку нет. Но толк есть! «Продавливание» некоторых законодательных решений с их стороны — хороший пример.

Вторая позиция — мониторинг их деятельности и в случае необходимости противодействие им.

В то же время не следует забывать, что, как указал ЕСПЧ, охота является законной деятельностью, которой нельзя мешать физически, но можно высказывать свое мнение о ней в рамках права на свободу слова. А ведь их высказывания, ролики, статьи и прочее серьезно влияют на общественное мнение и особенно на молодежь.

Так, например, этой зимой один вполне серьезный человек, узнав, что я охотник, показал мне гуляющую по интернету картинку. И сам он ее принимал за чистую монету.

Картинка эта — весьма мерзкая фотография живьем ободранной шиншиллы с припиской: «Это живая шиншилла, с которой содрали шкуру, и жить ей осталось минут 10. Цена вашей шубы — несколько десятков таких зверьков. Приятного ношения».

Как выбрать правильный активатор клёва

Dry BlooderDry BlooderКак выбрать правильный активатор и действительно повысить свой улов - расскажем прямо сейчас...

Мол, видите, каковы эти садисты, всяческие охотники и звероводы, ради шуб так мучают животных! Вот такой информационный вброс. И люди этому верят!

Хотя если чуть-чуть призадуматься и даже не обращаться к специальным документам, регламентирующим способы убоя пушных зверей, станет совершенно понятно, что снимать шкуру с живого зверя, а тем более с шиншиллы, просто глупо и с технологической точки зрения чрезвычайно трудно.

Считаю, что это хороший пример их деятельности. Яркий и сочный, иллюстрирующий их наклонности по пропаганде своих идей и борьбе с инакомыслящими чуть ли не любыми способами.

Вероятнее всего, что радикальная зоозащита полимотивирована. Но корневая система этого явления, похоже, не мочковатая, а скорее стержневая. Стержнем служит феномен «анти» — явление глубинное, связанное с человеческой психикой и, возможно, с некоторыми врожденными программами поведения (другие мотивы, в том числе и финансовые, пока обсуждать не будем).

За довольно короткое в историческом плане время значительная масса оказалась жителями «каменных джунглей». В отрыве от природы вырастают целые поколения.

В XX веке начал проявляться так называемый «эффект сжатия времени». Суть его в том, что раньше в период смены технологий укладывалось несколько человеческих поколений. Ребенок видел, как за окном дома крутятся колеса телеги. Взглянув в это же окно в преклонном возрасте, он наблюдал ту же картину. Такую же телегу видели его прадед и правнук.

В XX веке человечество перешагнуло некий рубеж, и теперь все наоборот: за одну человеческую жизнь сменяется ряд технологий. Много чего изменилось и появилось нового. Урбанизация, «эсэмэсочное (клиповое) мышление», психическая потребность «вербального шокирования» других людей своим нестандартным поведением, оторванность от реальных природных процессов, перипетии информационных войн и так далее. Все это не могло не отразиться на человеческом сознании. Отмечу сразу, что наши «анти» в большинстве своем — жители крупных городов и активные интернет-пользователи.

Многие авторы указывают на то, что в какое-то время древний человек начал интенсивно расселяться и, возможно, применял на новых тер-риториях освоенные им ранее способы природопользования, в том числе и охотничьи.

Предполагается также, что он был способен «зачищать» в локальном масштабе некоторые территории от объектов охоты и, что важно, не только видел результат своей деятельности, но и анализировал его и делал выводы.

Профессор В.И. Машкин в книге «Природа поведения человека и животных» пишет по этому поводу так: «Если погибали те (люди. — Прим. авт.), кто не мог остановиться вовремя, а выживали те, кто не доводил среду до катастрофы, значит, мог действовать естественный отбор: вырабатывались защитные механизмы, изменявшие поведение популяции (людей. — Прим. авт.) при опасном нарушении экологической среды. Один из таких механизмов — любовь к природе (слепая любовь). Жалость к животным, к деревьям…

Удивительное качество — сопереживание страданиям чуждых нам существ. С ним родится почти каждый из нас. Его очень легко развить и усилить в ребенке, довести до полного психологического запрета.

Изменения в настроении людей столь значительны, что возникает вопрос: не начали ли срабатывать какие-то бессознательные защитные механизмы?»

Возможно, что «включателем» таких механизмов может быть новый формат жизни, о котором я очень поверхностно сказал выше.

Также Виктор Иванович отмечает: «…Точная копия животного меньше привлекает ребенка, чем искаженная, но искаженная определенным образом. Голова должна быть большая и круглая, конечности укороченные, нос приплюснут, уши большие, округлые и должны топорщиться, глаза смотреть вперед, живот большой и округлый.

В таком исполнении ребенок одинаково хорошо принимает и мышь, и зайца, и собаку, и медведя, и тигра. Его не смущает, что некоторые из них хищники. Но, если сделать голову меньше и удлиненней, нос и конечности длинными, уши прижатыми и острыми, а глаза сдвинуть на бока головы, дети избегают таких игрушек, особенно изображающих хищников…

Проблемы с зоозащитными организациями и как с ними бороться

Опыты с животными показали, что многие из них узнают в показанной им модели детеныша по этим же признакам. Поэтому они узнают детенышей не только своего вида, но и многих чужих видов. И если в их программах существует табу обижать детеныша… это табу часто срабатывает и для детеныша чужого вида… Мы тоже испытываем теплое чувство, жалость, умиление к детенышам с ярко выраженными детскими признаками. А виды, сохраняющие их всю жизнь, нам очень симпатичны».

Теперь вспомним, что люди, как правило, стремятся охранять, прежде всего, именно таких животных, животных, сохраняющих во взрослом состоянии детские черты и как можно более схожих с человеком. Опасные для человека хищники (волк, тигр, леопард) притягивают наше внимание, возможно, еще и по другой причине. Потенциальной их жертве — человеку они кажутся особо прекрасными.

Наследственная программа подсказывает нам — «наблюдай, анализируй, при роковой встрече тебе это понадобится, возможно, ты его переиграешь, но ты должен его знать досконально».

Как отмечают некоторые ученые, возможно, по этой причине большие и опасные кошки так нас завораживают своим видом. Знай своего врага! А вот всякие редкие мухи, сколопендры и различные жабы имеют гораздо меньше покровителей — зоозащитников, а тем более комары или клещи!

В своей книге «Возвращение Природы: иллюзия прав животных» В.А. Тетера, опираясь на исследования К. Юнга и других ученых, приходит к выводу, что в психике «анти» в силу оторванности многих их представителей от реальной природной среды сохраняются некоторые детские черты, налицо так называемый психический инфантилизм.

И если человек на определенных стадиях своего развития (онтогенеза) не познает некоторые законы природы, например, что «все друг друга едят и мясо на деревьях не растет», это приводит к эффекту, когда осознанное отделение особей своего вида от особей других видов происходит не в полной мере: «В результате всего этого закодированный в коллективном бессознательном образ особи своего вида (Homo sapiens) проецируется на всех живых существ, особенно тех, которые имеют голову с парой глаз, ушей, туловище с четырьмя конечностями… Коллективное бессознательное «анти» реагирует на стимул — умерщвление животных, точно так же, как на умерщвление людей.

Охота объявляется братоубийственной войной, а употребление в пищу мяса приравнивается к людоедству. «Цивилизованным» людям, протестующим против ношения одежды из кожи и меха, а также употребления в пищу мяса, и в голову не приходит мысль, что это протестует инстинкт, оставшийся на инфантильном уровне.

Обратите внимание, что многие из «зоозащитников» готовы ставить интересы животных выше интересов людей, в том числе жизнь животного выше человеческой жизни.

Интересную фразу я обнаружил в книге Арнольда Ньюмена «Легкие нашей планеты»: «Инициаторы кампаний по сбору средств для защиты того или иного местообитания обычно делают упор на популярных животных и растения; менее яркие и не столь привлекательные биологические виды (не говоря уже о вообще не известных науке) остаются в тени…

«Популярные» животные находятся на вершине пищевой пирамиды, и их исчезновение не повлечет массового вымирания — в отличие от гибели менее приметных видов, не пользующихся жалостливой любовью и покровительством широкой публики».

Из этого краткого экскурса видно, что вопрос с «зоозащитниками» и феноменом «анти» не так-то прост. И это большое непаханое поле исследований для различных специалистов: охотоведов, биологов, этологов, психологов, социологов и других.

Приведу один пример из своих «путешествий» по зоозащитным группам в интернете.

В одной из них (а на самом деле во многих) была поднята в очередной раз «проблема» защиты и сбережения волков.

Открывалась эта беседа цитатой из книги Ф. Моуэта: «Защита диких копытных от волков — глупость. Ибо, зачем защищать ПРИРОДУ от нее самой?В отличие от человека, волк никогда не убивает ради забавы. И если ему удастся добыть значительное количество мяса для своей семьи, то он предпочитает остальное время посвятить отдыху, дружеским встречам и играм».

Далее куча народа рьяно отстаивала права волков и рассуждала о жестокостях по отношению к ним. Не хотел, но все же вступил с ними в полемику. Через некоторое время от доводов оппонентов остался практически один: несправедливо то, что люди называют волка разбойником и вредителем, относятся к нему исключительно как к охотничьему ресурсу! Устав от беседы с ними с научных позиций, я сменил тактику. И она подействовала!

А написал я (в виде шутки, разумеется) примерно следующее: «Для того чтобы люди перестали называть волка «серым разбойником», «лесным разбойником», «серым помещиком» и так далее, надо сделать всего на всего ряд очевидно необходимых простых действий:

1) Перестать читать детям русские сказки и былины;

2) Изъять из оборота ряд классических произведений русской литературы и литературы по изучению волков (лучше сжечь!);

3) Отменить и/или уничтожить окончательно все животноводство, северное и пантовое оленеводство. Истребить зоотехников, чабанов, пастухов, сельских жителей как чуждый класс;

4) Изъять из всех источников (литературных, научных и из памяти людей) все случаи нападения волков на людей, в том числе детей, на домашних собак, лошадей и скот;

5) «Для справедливости» перестать употреблять слова «вредитель», «вор» и тому подобное к мышам, крысам и другим животным. Перестать называть лисицу — «плутовкой»». Можно добавить еще «для кучи», что нужно прекратить борьбу с борщевиком!

Вредны ли для охотничьего хозяйства и других видов природопользования действия представителей людей с феноменом «анти»? Вредна ли их бурная деятельность для общества в целом? Считаю, что скорее да, чем нет. Ведь даже если вынести за скобки социокультурные, духовные и другие аспекты охоты и оставить чисто утилитарный подход, мы увидим, что охотники, так или иначе, это пласт потребителей определенных товаров и услуг: от пороха и капсюлей до услуг туроператоров.

И, естественно, государство должно озаботиться формированием этого класса потребителей на будущее. Информационная деятельность радикальных зоозащитников, воздействуя в первую очередь на подрастающее поколение, в перспективе уводит людей из потенциальных охотников (потребителей услуг), лишает их возможности «быть частью природы», уметь выживать в ней и добывать пищу.

Все это в конечном итоге влияет и на нашу продовольственную безопасность (в самом широком смысле, учитывая и здоровое питание), и боеспособность нации.

Как известно, европейские охотники (да и не только они, но и фермеры, звероводы и другие люди) уже порядком хлебнули горя с этими «защитниками прав животных».

Индикатором того, что «критическая масса» была достигнута, может служить тот факт, что в Европе в ответ на атаки различных «зеленых и зеленоватых» стали применяться контрмеры, контратаки.

И есть даже специальные люди, этим занимающиеся, например Флориан Аше — известный немецкий защитник прав охотников, журналист, адвокат в сфере административного, охотничьего и имущественного права, писатель, член попечительских советов различных организаций и фондов.

Герхард Р. Дамм в статье «Охотникам необходима руководящая роль и дальновидность» отмечает: «В настоящее время охота стала одним из главных объектов для их нападок.

Они утверждают, что этот вид деятельности является анахронизмом, неприемлемым и аморальным в принципе или просто неэтичным. В той недавней дискуссии, с участием экспертов в сфере устойчивого использования, один из участников сказал, что антиохотники присутствуют на всех важных встречах, на всех съездах и митингах.

Они появляются в любом месте, удобном для лоббирования своих взглядов. В то же время эксперты в сфере устойчивого использования и сторонники рациональной охоты сидят сложа руки, абсолютно уверенные в том, что наука и факты говорят сами за себя, но на самом деле все не так просто, как нам кажется.

В итоге этот участник считает, что сторонники устойчивого использования животных должны учиться противостоять и представлять нашу аргументацию «лицом к лицу». Именно это будет адекватным ответом против методов антиохотников».

Считается, что в России деятельность «зоозащитников» не столь велика. Возможно… Но изучался ли досконально этот вопрос? И каковы тенденции? Чего нам ждать от них в дальнейшем?

Вопрос о том, относиться ли нам к «зоозащитникам» равнодушно или же более пристально изучить этот феномен и быть готовыми к разработке и применению некоей стратегии противодействия, я оставляю открытым. Открытым для дальнейшего обсуждения.

Полагаю, что утихомирить их буйную деятельность на просторах интернета в довольно короткий срок могла бы небольшая специальная рабочая группа из различных специалистов: охотоведов, ветеринаров, зоотехников, людей, занимающихся вопросами биоэтики, психологов, культурологов, богословов, ну и некоторых других. Однако, исходя из европейского опыта, можно сказать, что этого будет недостаточно.

Известно, что ученые выяснили, что растения способны чувствовать «боль» и даже «испытывать эмоции». Настанет ли время, когда человечество «наконец осознает», что «наши меньшие растительные братья», различные шпинаты и морковки, тоже безмолвно визжат от ужаса, когда их режут на суп или салат.

А кулинария — это сборище пособий по истязанию живых существ, которые могли бы себе мирно фотосинтезировать и размножаться?..

…А ведь это прямой путь в «желтый дом»!!!


Читайте также:

Как выбрать правильный активатор клёва

Dry BlooderDry BlooderКак выбрать правильный активатор и действительно повысить свой улов - расскажем прямо сейчас...

Добавьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.